Медкурс молодого бойца!

Валентина Пичурина. Российская газета.

Курганец добивается выплаты страховки за полученный в армии цирроз печени

Гвардии рядовой парашютно-десантной роты Николай Осипов после армии стал инвалидом первой группы. Вместо положенной в таких случаях компенсации за потерю здоровья ему предложили служить по контракту.

 "Парень, тебе не к нам"

То, что в свои 24 года пережил Николай, не дай бог испытать никому. В ноябре 2013 года он демобилизовался, а через три месяца попал в реанимацию: неожиданно открылось внутреннее кровотечение. В больницу его привезли с давлением 60/40, почти без пульса. Врач покачал головой: "Парень, по-моему, тебе не к нам". Правда, хирурги из областной больницы сделали почти невозможное: после семи часов операции вернули Николая с того света. Диагноз шокировал всю семью - цирроз печени. Помощь медиков помогла лишь на время. Бывший десантник угасал на глазах. Требовалась срочная пересадка органа. Донором стала мама Николая Татьяна. В декабре 2014-го в московском Центре хирургии и трансплантологии имени А. И. Бурназяна Осипова снова прооперировали. Мать отдала сыну 75 процентов своей печени, которая, к счастью, идеально подошла и прижилась. 10 ноября 2015 года по распоряжению начальника филиала № 3 Главного центра военно-врачебной экспертизы Минобороны России Николай прошел воен­но-врачебную комиссию. По заключению экспертов, заболевание он получил во время службы.

В семье такому выводу не удивились. До армии Николай был здоровым, крепким, спортивным, никогда ничем серьезным не болел. Играл в футбол, занимался тяжелой атлетикой. После школы сразу поступил в университет, сначала хотел освоить профессию, связанную с информационными компьютерными технологиями, но разочаровался и оставил учебу. Через год снова поступил, но уже на физико-математический факультет. Правда, отсрочку от армии он уже использовал. Да Николай и не пытался уклониться, наоборот, усиленно готовился к службе. Когда на призывном пункте узнал, что пойдет в ВДВ, не мог скрыть радости: именно туда и хотел. Его направили в Рязань. Он прибыл в часть 2 ноября 2012 года, прошел курс молодого бойца и служил с удовольствием.

То ветрянка, то бронхит

В январе после полевого выезда первый раз заболел: подхватил ветрянку. Правда, сыпью покрылись многие, но Николай переносил инфекцию тяжелее всех: температура под 40, кашель, жар. Татьяна места себе не находила, все время справлялась по телефону у врачей о здоровье сына. В детстве Коля ветрянкой не болел, поэтому мать боялась осложнений. Но вроде все обошлось. После госпиталя сразу поехал в Тулу на стрельбы гранатометчиков и даже занял там первое место. Правда, об этом Татьяне сообщили родители его сослуживцев - земляков из Кургана. Не успела мама порадоваться за сына, как новая напасть - острый бронхит. Опять на больничную койку. "Мама, я сильно поправился, не узнаешь", - сообщил как-то сын из госпиталя. У Николая никогда не было лишних килограммов. Перед армией весил 75 при росте 180 сантиметров. После бронхита парня в числе других десантников отправили в командировку в Омск. Это почти рядом с Курганом, поэтому родители, конечно, не удержались, поехали. Когда увидели сына, действительно не узнали: он не то что поправился, а просто опух. Щеки, как у хомячка, вместо глаз щелочки. Килограммов 15, если не больше, прибавил.

- Врачи сказали, это пройдет, - успокоил Николай родителей. - Только бегать тяжело. Задыхаюсь. Даже три километра не могу нормально преодолеть. Стыдно.

Татьяна пошла к командиру и попросила отпустить сына для обследования в Омске. Не разрешили.

- Может, досрочно уволишься из армии по состоянию здоровья? - предложила мама.

- Нет, - отрезал сын. - Мне осталось всего ничего. Дослужу.

Ровно через год Николай вернулся домой. А потом обнаружили этот цирроз.

Глухая оборона

После первой операции в Кургане Николаю 30 апреля 2014 года дали вторую группу инвалидности по общему заболеванию. А после пересадки печени и военно-врачебной комиссии областное бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) 1 февраля 2016 года назначила ему первую группу. В справке указано, что заболевание получено во время прохождения военной службы. По закону с таким заключением Николаю должны выплатить страховку в сумме 1753014 рублей 38 копеек. Осиповы воспользовались этим правом и обратились в Московскую акционерную страховую компанию за компенсацией. Но там им отказали. Пришлось подавать в суд, где представители компании заявили: во-первых, Николай уволился из армии как отслуживший свой срок, а не по состоянию здоровья. Во-вторых, инвалидность ему сначала установили по общему заболеванию, а не по причине прохождения службы. В-третьих, первую группу назначили спустя два с лишним года после увольнения, что по закону не является страховым случаем. Страховщики потребовали справку из МСЭ, что первичную инвалидность, то есть вторую группу, военнослужащий получил в армии.

Понятно, задним числом такой документ никто не даст. Курганский городской суд, куда обратились Осиповы, установил: да, заболел во время службы. Страховая компания подала апелляцию, областной суд отменил решение суда первой инстанции. На майском заседании представители страховой компании задались вопросом: а не болел ли Николай еще до армии, поставив тем самым, по сути, под сомнение решение призывной комиссии, которая признала парня годным к военной службе.

Идут до конца

А что же военкомат? По части компенсации он полностью поддержал страховую компанию. В своем отзыве на исковое заявление Николая Осипова военный комиссар Курганской области Эдуард Лобачев написал, что считает его требование о взыскании более 1,7 миллиона рублей необоснованным, так как инвалидность первой группы была установлена по истечении одного года после увольнения.

Военкомат проходит в судебном споре третьим лицом, но от его позиции, по мнению Татьяны Осиповой, очень много зависит, она рассчитывала на его поддержку. Тем более военкомат тоже виноват в том, что парню сразу не установили причинно-следственную связь заболевания с армией, убеждена мама Николая: слишком долго переписывался с военной частью.

- Когда Коле дали вторую группу, я сразу пошла в городской военкомат с просьбой помочь оформить документы для выплаты страховки, - рассказала Татьяна. - Военкомат сделал запрос в воинскую часть, чтобы выслали медкнижку Николая. В ответ - тишина. Через месяц снова запрос, потом - опять. Я постоянно их торопила, поскольку время уходило. В марте 2015-го военком обратился к военному прокурору Рязанского гарнизона. Я ему, кстати, тоже звонила. Только после этого началось движение. В декабре были оформлены документы, а в феврале 2016-го установлено, что заболевание получено в армии.

Татьяна Осипова решила бороться до конца.

- Я отдала сына в армию здоровым, а мне вернули инвалида, - говорит мать. - Раньше он поднимал стокилограммовую штангу, а сейчас тяжелее карандаша ничего нельзя. На работу не берут - боятся. На одну пенсию не проживешь. Мы не просим милостыню, а требуем то, что положено.

Николай на армию не обижается. Считает, каждый мужчина обязательно должен служить. Вообще, он очень позитивный человек. Это заметил даже командир парашютно-десантной роты. В служебной характеристике он отмечает у гвардии рядового "оптимистический подход к жизни" и рекомендует его для работы в полиции, ФСБ, для поступления в военное училище. Николай и сам хотел после армии поправить здоровье и вернуться в ВДВ по контракту, а потом поступать в училище. Видно, не судьба. А не так давно Осиповы нашли в почтовом ящике письмо из областного военкомата. Николая приглашали на собеседование для отбора кандидатов на службу по контракту. Парень только грустно улыбнулся.

Между тем

В своем обращении 3 марта 2015 года к военному прокурору Рязанского гарнизона начальник отдела областного военкомата по Кургану Сергей Васильев пишет: "На протяжении шести месяцев нами неоднократно делались запросы командиру воинской части на высылку медицинской книжки рядового Н. Н. Осипова и заверенной копии выписного эпикриза военного госпиталя (копии запросов, почтовых квитанций и уведомлений о вручении прилагаются)". Однако документы так и не пришли. А поговорить по телефону с частью не представлялось возможным, так как в сопроводительных письмах из части не указана фамилия исполнителя и номер телефона. На что военная прокуратура ответила: обращения из Кургана в адрес командира части не поступали, о чем свидетельствует книга входящей документации, поэтому и ответы не направляли. Кроме того, медкнижки, выписного эпикриза в части нет.

Кстати

На днях Осиповы, пройдя несколько судов, добились, чтобы фонд соцстраха оплатил их проезд на операцию в Москву и обратно. В суде лежит иск к Пенсионному фонду о перерасчете пенсии: до 1 февраля 2016 года Николай получал социальную, а после этой даты - военную. Осиповы считают: ему должны платить военную пенсию со дня установления инвалидности. Судебные тяжбы длятся уже три года. Возможно, точку в этих спорах поставит судебная медико-социальная экспертиза. Она назначена по ходатайству семьи Николая. Курганский городской суд поручил провести исследование Главному бюро медико-социальной экспертизы по Свердловской области. Экспертов просят ответить на четыре вопроса, главный из них - есть ли причинно-следст­венная связь между заболеванием, полученным Николаем во время службы, и установлением ему впервые  инвалидности в апреле 2014 года?

Опросы
Григорий Явлинский и партия «Яблоко» начали сбор подписей за вывод российских солдат из Сирии и прекращении участия в войне! Как Вы относитесь к этой инициативе?
1. Полностью поддерживаю, я против режима Асада
2. Не поддерживаю, я за войну до победного конца!
3. Мне все равно!
4. Мое мнение ничего не значит. На войне отмываются огромные деньги. Нам ее не прекратить
Голосовать
Информеры
Яндекс.ПогодаКурсы валют болгарский лев